Дмитрий Тарасевич: «Решение проблем алкогольного рынка – в упрощении торговли»

Эксперт делится опытом взаимодействия с региональными органами государственной власти по определению мест и условий торговли пивом, а также работе над вопросами дополнительных ограничений торговли алкогольной продукцией в Воронежской области. Приводятся результаты переговоров и сравниваются со статистикой по другим субъектам РФ, демонстрирующей нежелательные последствия регулирования там, где бизнес недостаточно активно взаимодействует с властью.

– Наше предприятие находится в Воронежской области, мы имеем положительный опыт работы по корректировке регионального законодательства в сторону защиты интересов бизнеса. На протяжении всего прошлого года на площадке Торгово-промышленной палаты Воронежской области совместно с органами исполнительной власти мы провели большую работу в рамках определения мест и условий торговли пивом, алкоголем, а также рассматривали вопросы дополнительного ограничения розничной продажи алкоголя, такая была инициатива депутатов. Была проведена большая работа, и получилось найти взвешенное, компромиссное решение, которое в принципе устроило и бизнес, и контролирующие органы. Коротко остановлюсь на тех аспектах, которые мы затронули в процессе работы.

– Когда мы начали работать над реализацией постановления с органами местного самоуправления, были такие проблемы, как определение списка конкретных учреждений, которые подпадают под действие ограничений: всех медицинских, образовательных организаций. Нужно было установить методику определения объектов и расстояний, сделать карты и разместить их в интернете. Это оказалось большой проблемой: методика расчета вызвала большие дискуссии. Как считать: по дорожкам? По радиусу? От какого входа, учитывать пожарные входы или нет? На каком расстоянии: 20, 50 или 100 метров?

– Мы нашли определенные компромиссы, о которых я расскажу, но проблемы остались. По текущему законодательству к образовательным организациям относятся и школы иностранного языка, и автошколы, хотя наверняка там нет детей, которых мы защищаем от возможного злоупотребления алкоголем. Также большая проблема, по крайней мере, в нашем регионе – это медицинские организации, стоматологии, потому что сейчас их огромное количество. Мы собрали статистику, которая показала, что практически 40% легальной розницы, если бы не были снижены нормы, лишились бы лицензии и закрылись. Со спортивными объектами тоже не все понятно, баскетбольный щит во дворе является спортивным объектом, или нет?

– Существуют проблемы из-за того, что каждое местное самоуправление, в том числе самой маленькой деревушки, должно было нарисовать круги, рядом с которыми нельзя торговать алкоголем. Уровень подготовки специалистов на местах, как и техническая оснащенность, оставляют желать лучшего. Зачастую мы видели распечатанные Google-карты, не соответствующие никаким нормам масштаба, просто нарисованные от руки, по которым, естественно, бизнесу не представляется возможным ориентироваться и понять: можно здесь торговать пивом, или нет.

– Мы достаточно долго работали, пока не было принято постановление, почти восемь месяцев. Но за это время ряд кафе в городе уже успели закрыться. Таких объектов много.

– В то же время, у нас было хорошее сотрудничество с органами власти, и вот до чего мы договорились, какое постановление издал мэр. От детских образовательных учреждений без прилегающей территории – 50 метров, с прилегающей территорией – 30 метров. Такая дифференциация была выбрана, потому что периметр территории школы, детского сада обнесен забором. Среди медицинских организаций специально выделили стоматологии. Объекты военного назначения, спортивные, рынки, вокзалы – 30 метров. Остальные источники опасности – 50 метров.

– Кратко расскажу, что бывает в других регионах. В Архангельской области – 50 метров, в Астраханской области – до 150 метров. Никакого единообразия в субъектах Российской Федерации мы не видим, каждый принимает по своим соображениям. Хотя постановление и предполагает возможность дифференцировать объекты, к сожалению, эту норму почему-то далеко не все применили. Зачастую был общий подход: «Давайте всех заставим на 100 метров, а там как-нибудь разберемся». Владимирская, Архангельская область одними из первых приняли жесткие требования. Мы потом следили за прессой – эффект оказался негативным, сейчас там рассматривается вопрос о том, как откатить назад эти нормы.

– Еще рассматривали ограничения на региональном уровне на время и место продаж, которые может ввести субъект федерации. К сожалению, встречается ограничение на торговлю алкоголем в нежилых помещениях многоквартирных жилых домов, что, по нашему мнению, неправильно, потому что ставит в неравные условия предпринимателей и не соответствует современным нормам. Как вы знаете, в современных городах отдельно стоящих помещений, кроме крупных торговых центров, практически не существует. К счастью, в нашем регионе такой нормы нет.

– Хотелось бы отметить, что зачастую предпосылки решений, принимаемых региональной властью, не всегда связаны именно с торговлей алкоголем или пивом. Зачастую это жалобы жителей на шум. Но как мы обращали внимание, шум – это результат деятельности людей. И если проанализировать обращения граждан, то жалуются и на шум от соседей, и от кого угодно. Просто зачастую торговая точка общественного питания или магазин – это единственное место, на которое гражданину можно пожаловаться, и с ним что-то сделать. И чего греха таить, зачастую есть просто недружелюбные жители, которым надо продать квартиру ресторану, и они заваливают письмами администрацию президента – каждый день по письму. И на основании этого, к сожалению, некоторые органы государственной власти инициируют процесс принятия законов, которые потом ограничивают на территории области права тысяч предпринимателей из-за того, что один не полюбился соседям. Хотелось бы предостеречь региональные парламенты от совершения таких ошибок.

– В завершение я бы хотел добавить следующее: дьявол кроется в деталях. Благая цель, – не продавать алкоголь рядом с медицинскими организациями, – но не проработанная относительно тех же стоматологий, серьезно ограничивает рынок. Сейчас мы смотрим на то, что в качестве одной из мер возможно лицензирование производства и оборота пива, и сравниваем, какой опыт имеется с лицензированием алкоголя крепкого, и по нашему мнению, наблюдаем негативную тенденцию. После ужесточения норм те организации, которые не смогли получить или продлить лицензию, закончили ли свою деятельность, или они перешли в теневой сектор? Далеко не все останавливаются, и потом становятся драйвером нелегального сектора. Нелегальный сектор рынка не выгоден никому: ни государству, ни жителям страны, ни производителям. Возможное решение – в упрощении процедуры получения лицензии, в упрощении торговли. Возможно, мы немножко перегнули с недостаточно проработанными ужесточениями.

– Еще про опыт лицензирования. Всем известно, что надо предоставлять договор аренды или собственности на помещение и кадастровый паспорт. Данная норма, наверное, призвана подтверждать, что объект является капитальным. Но по нашему мнению, она избыточна, приводит к дополнительному расходу департамента на проверку помещения, дополнительный расход бизнеса на приведение тех же техпаспортов в соответствие. Наверное, можно было бы упростить эту процедуру, всем будет лучше. Далее, обязательное наличие в магазине или ресторане складского помещения. Данная норма не современна, потому что магазины самообслуживания вообще, по сути, не имеют складских помещений, они и есть склад. Но в то же время ради выполнения закона мы должны отгораживать маленькие кибитки метр на метр, называть их складами. Зачем, если это вообще не актуально?

– Мой посыл такой: давайте, вводя ограничения, сначала их прорабатывать, как в реальной жизни они могут коснуться предприятий, и насколько они достижимы для контроля.

– Общепит, который пользуется уведомительным правом начала деятельности, поставив чайник и микроволновку, написав, что готовит чай, направив уведомление в Роспотребнадзор, считает, что может круглосуточно торговать, в первую очередь, пивом, потому что это нелицензируемая процедура. Ну а как правило, и это тоже угроза для пивоваров, ночью торгуют еще и водкой, и всем остальным. Давайте называть вещи своими именами. Маргинальные слои населения делают очень простой вывод: что купить, две бутылки пива или по той же цене бутылку водки?

– Такая форма торговали, как цивилизованный фастфуд, существует. Технология приготовления в нем – разогрев. На законодательном уровне отделить технику а-ля Макдональдс от нецивилизованных форм не представляется возможным. Мне кажется, надо сперва понять, с чем мы хотим бороться. Если мы хотим бороться с нелегальной продажей алкоголя и пива, давайте бороться все-таки штрафными санкциями. И лицензия здесь – не выход. У лицензии есть два аспекта. Честный налогоплательщик ее боится потерять, поэтому выполняет. А нечестному – что общественным питанием назваться, что торговать без лицензии. А вот если каждый день такому ларьку будут выписывать штрафы, и я бы рекомендовал регионам выходить с инициативой либо увеличения штрафов, либо расширения своих полномочий, в тысячу рублей, то к концу месяца скопится серьезная сумма. Это бизнес, деньги терять никто не захочет. Мне кажется, именно административными наказаниями нужно действовать, не лицензированием. Следует сказать еще о таком аспекте касательно «псевдобаров». На самом деле, если копнуть, все это относится к сфере деятельности бывших сан-эпидем станций, СЭС, Роспотребнадзора. Некачественное предоставление услуг – это их полномочия. Если у них недостаточно полномочий, чтобы накладывать санкции, может, нужно дать? Де-факто, паб может занимать тридцать метров, была бы цивилизованная барная стойка, нормальные бокалы, пиво, закуска.

– Роспотребнадзор в этой части занимает очень своеобразную позицию. У нас есть 294-й закон, который четко определил: они могут направить проверку в случае мотивированного обращения, наличия угрозы жизни и здоровью потребителей, и если это мотивированное обращение будет согласовано с прокуратурой. Процедура зарегулирована до крайности, и они руководствуются тоже формальным принципом: к нам данные не поступили – через три года пойдем и посмотрим, что там, собственно, под вывеской, потому что по закону предприятия малого бизнеса можно проверять раз в три года. За эти три года оно тридцать три раза закроется и откроется в другом месте – это ловля кошки в темной комнате. А какие этот бизнес будет сдавать декларации – вопрос, с которого мы начинали.

– Я бы хотел ответить на вопрос, прозвучавший в вашем докладе: а все ли прекратили свою деятельность после того, как не получили лицензию? Я хочу сказать, что есть целая категория тех, которые даже не пытались получить лицензию, а, получив возросшее административно-фискальное давление на участников легального алкогольного рынка, даже не попытавшись посмотреть, подпадают они или нет под ограничения, просто отказались от получения лицензии и продолжают свою деятельность. К сожалению, мы видим сокращение легальной лицензированной сети. Особенно нас беспокоит ситуация в сельской местности. Если по крупным городам лицензия – значительные финансовые затраты, но не трагичные, то в сельской местности, во-первых, это серьезная сумма, а во-вторых, еще и соответствующая ответственность в разы возросла. Два раза не сдал декларацию – лишился лицензии. У нас есть отдельные муниципальные образования, где один-два лицензиара. В районе проживает десять тысяч человек, это не один населенный пункт, – два лицензиара. На сегодняшний день мы выявили порядка трехсот населенных пунктов, где лицензированной торговли нет вообще. Это же не значит, что люди там не пьют: опыт подсказывает, что пьют еще страшнее, чем если бы там были лицензионные напитки, и уж точно никто не соблюдает никаких запретов, ограничений. Что касается тех норм федерального законодательства, которые выдают недостаточные права, например, постановление 14-25, я хочу сказать, что, на мой взгляд, логично, что достаточно большие полномочия даны субъекту федерации и муниципалитету. Другой вопрос, что муниципалитеты наши активничают в рамках норм. Может быть, есть смысл устанавливать предельные значения, и кстати, такая логика была в первоначальной редакции постановления, но с тех пор постановление очень сильно поменялось за долгое время, а потом подошел крайний срок, и его в последние дни уходящего года выдали на-гора совсем не в том виде, как мы в свое время предлагали. Очень многое еще зависит от степени компетенции тех людей, которые предписывают на местах.

Портал Profibeer